Мэнли Палмер Холл • Энциклопедическое изложение масонской, герметической,

каббалистической и розенкрейцеровской символической философии


БРАТСТВО РОЗЫ И КРЕСТА

Кем были розенкрейцеры? Были ли они организацией выдающихся мыслителей, восставших против инквизиторских философских и религиозных запретов своего времени, или изолированными трансценденталистами, объединенными лишь общностью своих взглядов и убеждений? Где был Дом Святого Духа, в котором, согласно их заявлениям, они встречались раз в году для планирования предстоящей деятельности ордена? Кто был таинственный человек, которого они называли Наш Прославленный Отец и Брат C.R.C.? Обозначали ли эти три буквы слова «Christian Rosie Cross»? Был ли Христиан Розенкрейц, предполагаемый автор «Chymical Nuptials» («Химическая Свадьба»), тем самым человеком, который вместе с тремя другими людьми образовал «Общество Розы и Креста»?

Мэнли Палмер Холл • ФИЛОСОФ-РОЗЕНКРЕЙЦЕР

ФИЛОСОФ-РОЗЕНКРЕЙЦЕР

Отец C.R.C. рассматривался не только как личность, но и как персонификация системы духовной философии, ему приписываемой. Это объясняет, почему нет подлинного портрета C.R.C. В книге «Секретные традиции масонства» А. Уэйт воспроизводит портрет, на котором, по предположению, изображён этот просветлённый адепт, но при этом Уэйт не берёт на себя бремя доказательства аутентичности полотна. Другие, менее консервативные люди, полагают портрет подлинным. В музее Лиссабона есть знаменитая картина Альбрехта Дюрера, изображённое на ней лицо имеет черты значительного сходства с предполагаемым портретом отца C.R.C. в книге Уэйта. Стол, складки одежды, шляпа, борода, положение головы, пальцы у виска – всё это почти идентично на обоих портретах. Картина Дюрера была выполнена около 1500 года, на ней запечатлён образ Св. Иеронима. Дюрер сделал также несколько гравюр с тем же святым, и на всех них есть письменный стол с черепом на нём. Приведённая выше картина представляет собой собственно не портрет, но воображаемую концепцию духа розенкрейцерства. Мудрец сидит за своим столом, переписывая тайную Книгу Природы. Страницы книги освещаются свечой просветлённого ума, а сама книга покоится на черепе. Великая книга Розы и Креста лежит закрытой подле песочных часов, символизируя этим, что в своё время она будет открыта. Истинные Розенкрейцеры составляли организацию посвящённых и адептов. Только тот, кто был учеником посвящённых и жил розенкрейцеровской жизнью, может постичь секреты этого возвышенного Братства.

Какими были отношения между розенкрейцерством и средневековым масонством? Почему так тесно переплетались судьбы этих двух организаций? Не является ли Братство Розы и Креста тем недостающим звеном между масонством Средних веков и символизмом и мистицизмом античности? И не передали ли они свои секреты современным масонам? Распался ли первоначальный розенкрейцеровский орден в конце XVIII века, или же общество продолжает существовать как организация, сохраняя ту же секретность, коей она была знаменита поначалу? Какова была истинная цель организации Братства Розы и Креста? Были ли розенкрейцеры философским или религиозным братством, как они об этом заявляли, или же их доктрины были прикрытием иной цели, состоящей, возможно, в достижении политического контроля над Европой? Эти и многие другие проблемы встают перед всеми, кто занимается исследованием розенкрейцерства.

Относительно загадки розенкрейцеров существуют четыре совершенно различных теории. Каждая из них является результатом тщательного рассмотрения свидетельств исследователей, которые буквально положили на это свои жизни, роясь в архивах герметической мудрости. Заключения, к которым они пришли, явно говорят о том, что сведения о происхождении и ранней деятельности Братства Розы и Креста не могут считаться надежными.

ПЕРВЫЙ ПОСТУЛАТ

В этой версии предполагается, что орден розенкрейцеров существовал реально, в полном соответствии с описанием его возникновения в опубликованном манифесте «Fama Fraternitatis» («Слава Братства»), который, как полагают, был написан в 1610 году, но был опубликован только в 1614 году, хотя некоторые авторитеты предполагают наличие более раннего издания. Грамотное исследование происхождения розенкрейцерства требует знакомства с первым и важнейшим документом Братства, «Fama Fraternitatis» начинается с напоминания о благости и милосердии Бога и предупреждает интеллигенцию, что из-за ее эгоизма и алчности люди следуют за ложными пророками и отвращаются от подлинного знания, которое Бог в своей благости открывает им. Поэтому необходима реформация, и Бог сподвигнул на нее философов и мудрецов.

ЗОЛОТОЙ КРЕСТ РОЗЫ

Из книги «Основные фигуры Розенкрейцеров»

ЗОЛОТОЙ КРЕСТ РОЗЫ

Говорят, что этот крест сделан из духовного золота и что каждый Брат носил его на груди. На нём нанесены алхимические символы соли, серы и ртути, а также звезда планет. По краям креста – слова ВЕРА, НАДЕЖДА, ЛЮБОВЬ и ТЕРПЕНИЕ. Двуглавый орёл, или Феникс, весьма тонко отражает андрогинное состояние человеческого существа. Алхимия Розенкрейцеров имела дело не с одними лишь металлами. Само тело человека было алхимической лабораторией, и никто не мог быть признан адептом Розенкрейцеров, пока он не мог выполнить высочайшего эксперимента превращения основных металлов невежества в чистое золото мудрости и понимания.

Для того чтобы облегчить осуществление этой реформации, таинственный человек, называемый Высочайше Просветленный Отец C.R.C., немец по рождению, отпрыск знатной семьи, но сам человек бедный, основал «Секретное общество Розы и Креста». C.R.C. попал в монастырь пятилетним ребенком; по прошествии некоторого времени, будучи неудовлетворенным тамошним уровнем образования, решил присоединиться к одному из членов Святого ордена, который отправился в паломничество в Святую землю. Они пошли вместе, но спутник C.R.C. умер на Кипре, и C.R.C. один продолжил путь в Дамаск. Плохое здоровье не позволило ему добраться до Иерусалима, и поэтому он остался в Дамаске и учился там философии у местных мудрецов.

Во время своего учения он услышал о группе мистиков и каббалистов, обитающих в таинственном арабском городе Дамкар. Отказавшись от намерения посетить Иерусалим, он присоединился к арабам, идущим в Дамкар. C.R.C. было шестнадцать лет, когда он оказался в Дамкаре, но его там приняли как собрата, долгожданного сотоварища по философии, и он был посвящен в секреты арабских адептов. Будучи там, C.R.C. изучил арабский язык и перевел на латынь священную книгу «М». Возвращаясь в Европу, он взял этот драгоценный труд с собой.

После трехлетнего пребывания в Дамкаре C.R.C. переехал в Фес, где арабские маги могли посвятить его в еще большие тайны. В Фесе его научили обращению со стихийными началами (вероятно, духами природы), и многие секреты природы были открыты ему. Хотя философы в Фесе не были столь значительны, как в Дамкаре, приобретенный опыт позволил C.R.C. отличать истинное от ложного, и пребывание в Фесе много добавило к его знаниям.

После двухлетнего пребывания в Фесе C.R.C. отплыл в Испанию, увозя с собой много сокровищ, в том числе редкие растения и животные, собранные им во время странствий. Он полагал, что ученые мужи Европы с радостью примут материальные и интеллектуальные сокровища, которые он им представит. Взамен он получил только насмешки, потому что так называемые мудрецы боялись признать свое невежество и тем самым уронить свой престиж. Здесь рассказ прерывается, и говорится о том, что Парацельс, не будучи членом ордена розы и креста, прочитал-таки книгу «М» и почерпнул из нее столько, что стал самым знаменитым врачом в Европе.

Усталый, но не обескураженный тщетностью своих усилий, C.R.C. вернулся в Германию, где построил дом, в котором он мог спокойно проводить свои исследования. Для научных целей он сконструировал много редких инструментов. И хотя C.R.C. мог стать знаменитым, продавая свое знание, он предпочитал общение с Богом общению с людьми.

После пяти лет уединения он решил возобновить усилия в борьбе за реформацию наук и искусств своего времени, на этот раз с помошью немногих доверенных друзей. Он призвал трех братьев из монастыря, где прошли его отроческие годы, взяв с них клятву хранить секреты, которые им будут доверены и которые будут записаны ими под его диктовку для последующих поколений. Эти четверо и явились основателями Братства Розы и Креста. Они разработали секретный шифр и, как утверждает «Fama», огромный словарь, в котором все формы мудрости были классифицированы во славу Господа. Они начали работу над толкованием книги «М», но нашли эту задачу трудно выполнимой из-за наплыва больных, которые шли к ним.

Завершив постройку нового большого дома, который был ими назван Домом Святого Духа, они порешили привлечь в Братство еще четырех человек, доведя таким образом число его членов до восьми; семь из них были немцами. Все члены Братства не были женаты. Упорно работая сообща, они завершили титанический труд по подготовке документов, инструкций и секретов ордена. Они также заложили новый дом под названием «Святой Дух».

Затем они решили расстаться и посетить другие страны, не только для того чтобы передать свое учение другим, но также для сравнения его с другими точками зрения и исправления возможных ошибок, существующих внутри их собственной системы. Перед тем как расстаться, они сформировали шесть правил Братства розенкрейцеров, или законов, которым каждый из них обязан был повиноваться. Первое из правил гласило, что лечение они должны проводить не за плату, а руководствуясь собственным желанием. Второе правило гласило, что у них не должно быть специального одеяния и что они должны носить общепринятые одежды. Третье правило гласило, что каждый год они должны встречаться в Доме Святого Духа, а в случае невозможности сделать это должны уведомлять об этом остальных письмом. Четвертое правило гласило, что каждый должен подготовить себе достойного наследника для того, чтобы тот вошел в Братство в случае смерти наставника. Пятое правило состояло в том, что отныне их знаками будут буквы R.C., знак этот будет и печатью, и инициалами. Шестое правило заключалось в том, что Братство должно оставаться неизвестным миру в течение ста лет.

После того как члены Братства поклялись исполнять эти правила, пятеро из них отправились в отдаленные страны, а через год отправились еще двое, оставив основателя Братства одного в Доме Святого Духа. Год за годом они с огромной радостью встречались друг с другом, спокойно и искренне распространяя свое учение среди мудрых земли.

Когда один из членов Братства умер в Англии, было решено, что место погребения членов ордена должно держаться в секрете. Вскоре основатель Братства собрал вместе шесть остальных членов, и как предполагают, именно тогда он подготовил себе свое собственное символическое погребальное место. «Fama» свидетельствует, что ни один из членов ордена во время написания книги не знал ни дня смерти Отца C.R.C., ни места, где он был похоронен. Его тело было случайно обнаружено одним из братьев, который, обладая архитектурной смекалкой, решил произвести некоторые изменения в Доме Святого Духа (до сих пор были только предположения о том, что погребение состоялось именно в этом доме).

РАСПЯТАЯ РОЗА

РАСПЯТАЯ РОЗА

Символом Братства Розенкрейцеров было изображение розы, распятой на кресте. Крест часто при этом изображался стоящим на постаменте из трёх ступенек. Часто деятельность Ордена символизировалась крестом, возникающим из розы. Розенкрейцеровская роза была нарисована на Круглом Столе короля Артура.

Производя перестройку дома, брат наткнулся на мемориальную доску с именами умерших здесь братьев – членов ордена. Он решил перенести эту доску в часовню, где ей было бы более подобающее место. В то время никто не знал, в какой стране похоронен Отец C.R.C., и информация об этом скрывалась основателями ордена. При попытке выломать доску, которая была прикреплена к стене большим гвоздем, несколько кирпичей и штукатурка отвалились, открыв дверь, скрытую в кирпичной кладке. Члены ордена расчистили проход и открыли вход в гробницу. На двери была надпись большими буквами: «POST CXX ANNOS РАТЕВО». Это, согласно мистической интерпретации Братства, означало: «Через 120 лет явлюсь».

На следующее утро дверь была открыта, и члены ордена вошли в помещение о семи стенах и семи углах. Каждая стена имела пять футов в ширину и восемь футов в высоту. Хотя солнце никогда не проникало в эту гробницу, она была освещена таинственным светом, льющимся с потолка. В центре стоял круглый алтарь, на котором лежали медные пластины со странными письменами. В каждой из стен была небольшая дверь, ведущая в комнату, доверху набитую ящиками с древними книгами и секретными инструкциями, теперь утерянными.

Сдвинув алтарь в сторону, они обнаружили массивную медную крышку. Подняв ее, они увидели тело, предположительно, C.R.C., который по прошествии 120 лет выглядел так, как будто он только что был помещен в могилу. Тело было одето в одежды ордена, в одной руке была Библия, а в другой – таинственный манускрипт из пергамента, наиболее ценная реликвия Братства. После тщательного исследования секретного захоронения медную крышку снова водрузили на место, а гробницу опять запечатали. Братья повели обычную жизнь, но дух и вера их были вдохновлены чудесным зрелищем, которое им явилось.

Документ кончается словами: В соответствии с волей Отца C.R.C., будет подготовлена «Fama», которая будет на пяти языках разослана мудрым и образованным умам Европы, чтобы все могли узнать и понять секреты августейшего Братства. Все искренние души, которые трудятся во славу Господа, приглашаются вступить в общение с Братством. Голос их будет услышан независимо от того, где они находятся и как будет послано сообщение. В то же время мы предупреждаем, что эгоисты и скрытные люди с низменными желаниями обретут лишь скорбь и печаль, если они попытаются раскрыть секреты Братства, не обладая чистотой сердца и ясным умом.

Такова вкратце история «Fama Fraternitatis». Те, кто принимает ее буквально, считают Отца C.R.C. подлинным основателем Братства, которое, как полагали, было основано в 1400 году. Тот факт, что не было найдено исторических подтверждений этой версии, говорит против нее. Нет никаких свидетельств, что Отец C.R.C. входил в общение с образованными людьми Испании. Таинственный город Дамкар никогда не был обнаружен, и нет свидетельств, что в Германии было такое место, где лечили необычно много и успешно. В книге А. Уэйта «Секретные традиции в масонстве» есть портрет Отца C.R.C., на котором он изображен сидящим за столом, с длинной бородой. На столе – свеча, одна рука поддерживает голову, а другая – покоится на черепе, лежащем на столе. Картина эта ничего не доказывает. Отца C.R.C. никогда никто не видел, кроме членов его собственного ордена, и не сохранилось ни одного описания его внешности. Совершенно невероятно, чтобы он носил имя Христиана Розенкрейца, потому что эти два человека никогда не увязывались друг с другом до публикации «Химической свадьбы».

ВТОРОЙ ПОСТУЛАТ

Те масонские братья, которые изучали этот вопрос, признают исторический факт существования Братства Розы и Креста, но не все из них соглашаются в том, как возник орден. Одна группа считает, что орден родился в средневековой Европе в результате алхимических поисков. Роберт Макой, масон 33-й степени, верит, что истинным основателем ордена был немецкий теолог Иоганн Валентин Андреа. Кроме того, некоторые предполагают, что этот способный человек реформировал уже существовавшее общество, основанное еще сэром Генри Корнелиусом Агриппой. Некоторые полагают, что розенкрейцерство явилось результатом первого вторжения буддийской и браминской культуры в Европу. Наконец, многие считают, что Общество Розы и Креста было основано в Египте в те времена, когда эта страна первенствовала в философии, и что Общество продолжало мистерии персов и халдеев.

В своем «Apocalipsis» Годфри Хиггинс пишет: Розенкрейцеры Германии не имели понятия о своем происхождении, но по традиции они считают, что происходят от древних египтян, халдеев, магов и гимнософистов (последнее имя было дано последователями Александра Македонского касте погруженных в медитацию нагих мудрецов, которых они обнаружили на берегах индийских рек). Все сходятся на том, что история Отца C.R.C., подобно масонской легенде о Хираме Абиффе, является аллегорией и не должна пониматься буквально. С подобной же проблемой сталкиваются исследователи Библии, которые находят зачастую не просто трудным, но и невозможным, буквальное прочтение и толкование Священного Писания. Допуская существование розенкрейцеров как тайного общества, преследующего философские и политические цели, представляется замечательным, что эта организация, имеющая членов во всех странах Европы, смогла сохранить особую секретность в течение нескольких столетий. Тем не менее Братство Розы и Креста преуспело в этом. Очень многие философы и ученые подозревались в близости к ордену, среди них сэр Фрэнсис Бэкон и Вольфганг фон Гете, но их принадлежность к организации никогда не была доказана к удовлетворению прозаически настроенных историков. Много было псевдорозенкрейцеров, но истинные члены древнейшего и секретного ордена неизвестных философов успешно оправдали свое имя и по сей день остаются неизвестными.

В Средние века появилось много трактатов, претендующих на то, что они принадлежат перу розенкрейцеров. Многие из них были, однако, подделками и писались с целью самопрославления недобросовестными людьми, которые использовали почетное и магическое имя розенкрейцер в надежде на получение религиозной и политической власти. Эта ситуация сильнейшим образом запутывает и мешает современным исследованиям Общества. Одна группа псевдорозенкрейцеров дошла до того, что снабдила своих членов черными шнурками, которые служили им для опознания друг друга, являясь предупреждением о том, что в случае измены ее член будет удушен этим шнурком. В литературе мало что сохранилось из описания принципов розенкрейцерства, потому что исходное Братство публиковало только фрагментарные отчеты о своих принципах и деятельности.

РОЗА РОЗЕНКРЕЙЦЕРОВ

Из книги «Основные фигуры Розенкрейцеров»

РОЗА РОЗЕНКРЕЙЦЕРОВ

Роза есть символ йони, ассоциируемый с порождением, плодородием и чистотой. То обстоятельство, что растение расцветает, раскрывая свой бутон, явилось причиной того, что оно было выбрано символом духовного развития. Красный цвет розы говорит о крови Христа, а золотое сердце, скрываемое в середине цветка, соответствует духовному золоту, скрытому в человеческой природе. Число лепестков равно десяти, что является тонким напоминанием о совершенстве этого пифагорейского числа. Роза символизирует сердце, а сердце всегда понималось христианами как эмблема добродетелей любви и сострадания точно так же, как природа Христа является персонификацией этих добродетелей. Роза является религиозной эмблемой, начиная с самых древнейших времён. Она была у греков символом восхода Солнца. В своих «Метаморфозах, или Золотом Осле» Апулей, превратившись в осла из-за своей глупости, возвращает себе человеческую форму, поедая священную розу, данную ему египетскими жрецами. Присутствие розы на мемориальной доске Мартина Лютера породило много спекуляций о том, была ли какая-нибудь связь между Реформацией и деятельностью Братства Розы и Креста.

В своем труде «Секретные символы розенкрейцерства» д-р Ф. Гартман описывает Братство как секретное общество людей, обладающих сверхчеловеческими, если не сверхъестественными, силами; говорят, они были способны предсказывать будущие события, проникать в глубочайшие тайны природы, превращать железо, медь, олово в золото, приготавливать эликсир жизни, или универсальную панацею, с помощью которой они могли сохранять вечную молодость и, более того, полагали, что они могли повелевать стихийными духами природы и знали секреты философского камня, субстанции, делавшей его обладателя всемогущим, бессмертным и мудрейшим.

Тот же автор определяет розенкрейцеров как людей, которые путем духовного пробуждения добиваются практического знания секретного значения розы и креста. Назвать человека розенкрейцером – не значит сделать его таковым, точно так же как назвать человека христианином еще не значит сделать его Христом. Настоящим розенкрейцером или масоном сделаться нельзя, им можно стать только путем роста и развертывания своей божественной власти над собственным сердцем. Невнимание к этому принципу является часто причиной того, что многие церкви и секретные общества весьма далеки от того, чем они себя называют.

Символика и принципы розенкрейцерства столь фундаментальны, что они до сих пор не оценены должным образом. Диаграммы и чертежи, в которых рассматриваются важнейшие космические принципы, трактуемые с философским пониманием, выглядят весьма свежими по сравнению с ортодоксальной узостью, превалировавшей в те дни. Согласно доступным свидетельствам, розенкрейцеры были связаны больше взаимным притяжением, нежели законами Братства. Они жили неприметно, работали упорно, владея обычными профессиями, и не раскрывали своей принадлежности к ордену даже своим близким. После смерти C.R.C. большинство братьев как будто не имели определенного центра для встреч.

Какими бы ни были ритуалы у ордена, они столь тщательно охранялись, что никогда не были раскрыты. Без сомнения, они зиждились в химической терминологии.

Усилия в проникновении в орден были, очевидно, тщетными по той причине, что розенкрейцеры сами выбирали себе учеников. Придя к согласию относительно кого-либо, кто был, по их мнению, достоин их прославленного Общества, они сносились с ним самым таинственным путем. Он мог получить письмо, либо анонимное, либо с печатью «C.R.C.» или «R.C.». Ему предлагалось пойти в определенное место в определенное время. Что ему там открывалось, он никогда не говорил, хотя во многих случаях его последующие сочинения обнаруживали новое влияние на его жизнь, которое углубляло его понимание и обогащало его интеллект. Некоторые из них в аллегорическом виде представляли в сочинениях то, что они испытывали в августейшем присутствии Братства Розы и Креста.

Бывало и так, что к алхимикам в их лаборатории приходили странные посетители, которые вступали в разговоры о секретных процессах в герметических искусствах, открывали некоторые секреты и уходили, не оставляя никаких следов. Другие говорили, что братья Розы и Креста общаются с алхимиками через сны и видения, в которых открывают им секреты герметической мудрости. Будучи проинструктированы, избранные связывались обязательством хранить секреты не только в отношении химических формул, но и методов, которыми они получили их. И хотя эти безымянные адепты подозревались в принадлежности к Братству Розы и Креста, эти предположения не были подтверждены и остались лишь догадками.

Многие подозревали, что роза розенкрейцеров является стилизацией египетского и индийского цветущего лотоса с тем же самым значением, которое имеет этот более древний символ. В «Божественной комедии» Данте Алигьери обнаруживается знакомство с теорией Розенкрейцеров. Относительно этого Альберт Пайк в своей «Морали и догме» делает следующее примечательное утверждение: Его Ад есть не что иное, как отрицание Чистилища. Его небеса состоят из серии Каббалистических кругов, разделенных крестом, подобно пятиугольнику Иезекииля. В центре этого креста была цветущая роза, и мы видим символ адептов розы и креста, впервые опубликованный открыто и сопровождающийся почти полным объяснением.

Всегда существовали сомнения в отношении того, происходит ли имя розенкрейцер от символа розы и креста или же имя было придумано для того, чтобы увести в сторону от истинной природы и назначения ордена. Годфри Хиггинс полагал, что слово розенкрейцер происходит не от цветка, а от слова Ros, означающего росу. Интересно отметить, что слово Ras означает мудрость, а слово Rus переводится как сокрытие. Несомненно, что все эти значения внесли вклад в символизм розенкрейцерства.

А. Уэйт согласен с Г. Хиггинсом в том, что процесс образования Философского камня с помощью росы был секретом, скрытым в имени Розенкрейцеров. Вполне возможно, что роса, на которую есть ссылки в алхимических работах как на таинственную субстанцию в человеческом мозге, очень напоминает описание росы, которая, по представлениям алхимиков, падая с неба, искупает землю. Крест есть символ человеческого тела, и два символа – роза и крест – означают, что душа человека распята на теле и держится на трех гвоздях.

Вполне возможно, что розенкрейцеровский символизм есть продолжение секретного египетского герметизма, что это Общество неизвестных философов есть истинное связующее звено в цепи между масонством с его символизмом и древним египетским герметизмом. В книге «Доктрина и литература Каббалы» А. Уэйт делает следующее важное наблюдение: Есть определенные указания на то, что возможна связь между масонством и розенкрейцерством, и если ее существование будет доказано, это явится первым звеном в связи с прошлым. Однако свидетельства в пользу этой точки зрения не являются убедительными. Масонство как таковое, несмотря на его близость к мистицизму, о котором я только что говорил, не явило какого-либо мистического характера и не прояснило, как оно пришло к своим символам.

ГЕРАЛЬДИЧЕСКОЕ УКРАШЕНИЕ ИОГАННА ВАЛЕНТИНА АНДРЕА

Из книги «Великие дни химии»

ГЕРАЛЬДИЧЕСКОЕ УКРАШЕНИЕ
ИОГАННА ВАЛЕНТИНА АНДРЕА

Упоминание четырёх красных и белых роз в «Химической женитьбе» Христиана Розенкрейца позволяет опознать в авторе этого документа Иоганна Валентина Андреа, потому что изображённое выше его семейное геральдическое украшение состоит из четырёх белых и алых роз.

Многое из того, что было связано с развитием масонства, считалось исследователями на самом деле розенкрейцеровским. Например, Роберт Флудд, среди прочих, даже писал в защиту этой организации. Фрэнк Хиггинс, современный масонский символист, писал: Д-р Эшмоул, член этой организации (розенкрейцеров), почитался масонами как организатор первой Великой Ложи в Лондоне (см. «Древнее масонство»). Элиас Эшмоул был одним из звеньев в цепи интеллектуальных связей розенкрейцеров и масонства. «Энциклопедия Британника» отмечает, что Элиас Эшмоул был посвящен в масонский орден в 1646 году, и далее утверждает, что он был первым джентльменом-любителем, который был туда принят.

По этому же поводу Папюс в книге «Тарот Богемцев» писал: Мы не должны забывать, что розенкрейцеры инициировали Лейбница, а через Эшмоула – и основателей современного масонства. Если инициация масонства восходит к великим тайнам Египта (а символизм масонства указывает на это), тогда можно предположить, что они получили свою информацию от этого общества, чье существование они допускали и которое было достаточно сведуще для того, чтобы учить символам и аллегориям.

Одна версия по поводу взаимосвязи этих двух орденов сводилась к тому, что масонство выросло из розенкрейцерства, другими словами, что «неизвестные философы» стали известными через организацию, которую они создали для действия в материальном мире. Далее эта версия говорит, что розенкрейцеры, недовольные своим творением, молча отошли от масонства, оставив ему символизм и аллегории, но унеся с собой ключи к их секретным значениям. Спекуляции заходят иногда настолько далеко, что утверждают о поглощении масонством розенкрейцерства, и как наследник этого секретного ордена масонство в настоящее время является крупнейшим в мире секретным обществом. Другие не менее ученые умы полагают, что Братство розенкрейцеров еще существует, сохраняя свою индивидуальность в результате отхода от масонского ордена.

Согласно широко распространенной точке зрения, штаб-квартира ордена розенкрейцеров находится вблизи Карлсбада в Австрии (см. д-ра Франца Гартмана). Другая традиция считает, что существует отдельная, сохраняющая свою индивидуальность организация, называемая Богемскими братьями, которая находится в Шварцвальде в Германии. Одна вещь является определенной: с подъемом масонства орден розенкрейцеров практически исчез в Европе, и пока не появились противоположные утверждения, явно, что 18-я степень (известная как Роза-Крест) сохраняет многие из символов розенкрейцеровских огненных алхимиков.

В анонимном неопубликованном манускрипте XVIII века, который несет следы розенкрейцеровской каббалистики, появляется такое утверждение: И все же я сейчас представлю мудрейшему миру парадокс, который надо разрешить, а состоит он в том, что некоторые просветленные люди основали Школы мудрости в Европе и по некоторым причинам назвали себя Братством Розы и Креста. Но вскоре получилось много ложных школ, испортивших добрые намерения этих мудрых людей. Следовательно, орден не существует больше в том смысле, в каком люди понимают существование, и поскольку Братство Seculo Fili называет себя Братством Розы и Креста, так и в Seculo Spiritus Sancti они будут называть себя Братьями Лилии и Креста или рыцарями Белого Льва. И так Школы Мудрости будут процветать, но почему первый из них был назван именно таким именем, а другие выбрали себе другие имена, может понять только тот, кто понимает природу.

Политические устремления розенкрейцеров выражены в деятельности сэра Фрэнсиса Бэкона, графа Сен-Жермена и графа Калиостро. Последний подозревался в том, что был эмиссаром тамплиеров, общества, глубоко вовлеченного в трансцендентализм. Широко распространена версия о том, что розенкрейцеры были, по крайней мере частичными, подстрекателями Французской революции (см., в частности, введение к книге о розенкрейцерах Лорда Бульвер-Литтона «Занони»).

ТРЕТИЙ ПОСТУЛАТ

Третья теория единым махом отрицает розенкрейцеров, утверждая, что так называемый исходный орден никогда на самом деле не основывался, но целиком является продуктом воображения. Представление об этой точке зрения лучше всего дают вопросы по поводу этой неуловимой группы метафизиков, вопросы, которые все время задают себе исследователи. Не было ли Братство Розы и Креста просто мифическим институтом, изобретенным плодотворным умом какого-нибудь литературного циника с целью осмеяния алхимических и герметических наук? Существовал ли вообще Дом Святого Духа за пределами воображения некоторых средневековых мистиков? Не была ли вся история о розенкрейцерах сатирой на поразительную доверчивость схоластической Европы? Не был ли таинственный Отец C.R.C. продуктом литературного гения Иоганна Валентина Андреа или кого-либо в этом роде, который, пытаясь покончить с алхимической и герметической философией, невольно стал великой силой ее распространения и пропаганды? Нет никакого сомнения в том, что один из самых ранних документов розенкрейцеров вышел из-под пера Андреа, но цель его компиляции остается до сих пор предметом споров. Не получил ли Андреа от какого-то неизвестного человека или от группы людей инструкции по выполнению этого труда? Если он написал «Химическую свадьбу» Христиана Розенкрейца, когда ему было только пятнадцать лет, не стоял ли кто-нибудь за ним в момент подготовки рукописи?

Ответ на эти вопросы еще предстоит найти. Многие люди рассматривали великолепного самозванца Андреа в качестве истинного посвященного. Это подтверждается тем, что многие псевдообщества претендуют на авторство «Славы Братства» и «Признания Братства». В нынешнее время существует много таких «обществ», но мало какое из них может проследить свою историю ранее начала XIX века.

Тайна, окружающая Братство, породила огромное количество споров. Многие способные умы, среди них Евгений Филалет, Михель Майер, Джон Хейдон и Роберт Флудд, прямо защищали тезис о существовании Общества неизвестных философов. Другие приводили веские аргументы в пользу сомнительности существования и поддельности происхождения ордена. Евгений Филалет хотя и посвятил принципам ордена свою книгу, тем не менее отрицал какое-либо знакомство с его членами. Многие другие придерживались такой же точки зрения.

Многие считают, что к «Тата» и «Confessio» приложил руку сэр Фрэнсис Бэкон, на том основании, что риторический стиль этих произведений похож на стиль «Новой Атлантиды». Они говорят, что многие вещи в «Новой Атлантиде» указывают на знакомство ее автора с символикой розенкрейцеров. Неуловимость розенкрейцеров является причиной того, что эта тема стала любимым занятием литературного мира. Заметным явлением в этом смысле является «Занони». Автор романа лорд Бульвер-Литтон считался некоторыми членом ордена, а другие полагали, что он хотел им быть, но ему было отказано. Работа А. Поупа «Взломанный замок», работа «Граф Кабалис» Аббе де Виллара, очерки де Квинси, Гартмана, Дженнингса, Маккензи и других являются примерами розенкрейцеровской темы в литературе. Хотя существование средневековых розенкрейцеров доказать трудно, есть достаточно свидетельств, делающих чрезвычайно вероятным существование ордена в прошлом в Германии и впоследствии во Франции, Италии, Англии и других европейских странах. Это было секретное общество просвещенных ученых, которые внесли колоссальный вклад в человеческое знание и в то же время сохранили абсолютную секретность в отношении своего участия и организации.

ЧЕТВЕРТЫЙ ПОСТУЛАТ

Многочисленные несообразности в розенкрейцеровских версиях объяснялись также трансцендентальным образом. Есть свидетельства того, что ранние писатели на эту тему были знакомы с такими вещами, которые стали известны широкой публике после возникновения теософской литературы. Эта теория утверждает, что розенкрейцеры действительно обладали сверхъестественными способностями, которые им приписывались, что они действительно были гражданами двух миров: их физические тела были материальными, но они были способны, благодаря полученным от Братства инструкциям, функционировать в таинственном эфирном теле, не подверженном временным и пространственным ограничениям. Посредством этой «астральной» формы они были способны проникнуть в невидимый мир природы, и именно там, недостижимые для профанов, они обитали в своем храме.

Согласно этой точке зрения, истинное Братство розенкрейцеров состояло из небольшого круга в высшей степени способных адептов, а члены Братства высших степеней посвящения не были подвержены законам смертности. Кандидаты принимались в орден после долгих испытаний, адепты обладали секретом философского камня и знали тайны превращения металлов в золото, но при этом учили, что это только аллегорические термины, составляющие истинную тайну человеческого возрождения через превращение «основных элементов» низшей человеческой природы в «золотую» субстанцию духовных и интеллектуальных возможностей. По этой теории те, кто пытался разрешить противоречия, связанные с существованием ордена, не смогли достичь успеха потому, что подходили к этому вопросу с чисто физической или материалистической точки зрения.

Полагали, что эти адепты могут научить человека обособляться от физического тела по его желанию, помогая ему поднять «розу с креста». Они учили, что духовная природа привязана к физической в определенных точках, символизированных «гвоздями» на распятии; но тремя алхимическими инициациями, которые проводились в духовном мире, в истинном храме розы и креста, они «выдергивали» эти гвозди и позволяли божественной природе человека оторваться от его креста. Они скрывали процессы, с помощью которых осуществлялось все действо, под тремя метафорическими выражениями: «Отливка Расплавленного моря», «Изготовление бриллианта розы» и «Получение философского камня».

В то время как интеллектуал плавает в море противоречащих друг другу теорий, мистик исповедует совсем другой подход. Он верит, что истинное Братство розенкрейцеров, состоящее из «сверхлюдей» (весьма похожих на знаменитых махатм в Индии), – это институт, существующий не в видимом мире, но в его духовном двойнике, который можно назвать «внутренними плоскостями природы». То есть Братства могут достичь только те, кто способен преодолеть ограничения материального мира. Для подкрепления этой точки зрения мистики цитируют следующие слова из «Confessio Fraternitalis»: Тысячу раз недостойные могут издавать крики, тысячу раз они могут представать перед нами, а все равно Бог велит нам не слушать их, и окутает Он нас своим облаком, чтобы не было причинено вреда нам, Его слугам, дабы не потерпеть насилия от недостойных, так что не будем мы видимы человеческому глазу, если он не достигнет орлиной зоркости. В мистицизме орел является символом инициации (Духовный Огонь в спине), и этим объясняется неспособность невозрожденного мира понять Секретный орден розы и креста.

Сторонники такой теории считают графа Сен-Жермена высшим адептом и утверждают, что он и Христиан Розенкрейц были одним и тем же человеком. Мистики полагают, что огонь был для розенкрейцеров универсальным символом, потому что только этот элемент может контролировать металлы. Они полагают себя потомками Тубул-Каина и Хирама Абиффа и говорят, что цель их существования заключается в сохранении духовной природы человека в век материализма. Гностические секты, арабы, алхимики, тамплиеры, розенкрейцеры и, наконец, масоны образуют западную ветвь в передаче оккультной науки от поколения к поколению (см. «Богемский Таро» Папюса). Макс Хайндель, христианский мистик, описывал розенкрейцеровский храм как «эфирную структуру», помещенную в обычное окружение европейского сельского дома джентльмена. Он полагает, что все строение окончательно было перемещено в Америку. Хайндель считает, что розенкрейцеровские посвященные столь далеко продвинулись в науке жизни, что смерть забыла о них.