Мэнли Палмер Холл • Энциклопедическое изложение масонской, герметической,

каббалистической и розенкрейцеровской символической философии


СКИНИЯ В ПУСТЫНЕ

Нет никакого сомнения в том, что материал, служащий основой первых пяти книг Ветхого Завета, заимствован из обрядов посвящения в Египетские Мистерии. Жрецы Исиды были глубоко сведущи в оккультной мудрости, и израильтяне во время египетского плена многое узнали от них о значении Божества и способах поклонения Ему. Авторство первых пяти книг приписывается Моисею, но действительно ли он написал их, является вопросом спорным. Есть серьёзные доказательства того, что Пятикнижие было составлено гораздо позднее из устных сказаний. Относительно авторства этих книг Томас Инмен делает следующее интересное утверждение: Это верно, что мы имеем пять книг, которые хотят приписать Моисею; таковыми же являются книги, которые хотят приписать Гомеру, Орфею, Еноху, Мормону, Юниусу; тем не менее существование сочинений и вера, что они написаны людьми, чьи имена они носят, не являются свидетельствами ни того, что эти люди существовали, ни того, что носящие их имена произведения являются подлинно их сочинениями. Верно также, что Моисей упоминается время от времени в источниках, описывающих раннее Царство Иерусалимское, но ясно и то, что эти отрывки были написаны гораздо поздней рукой и вставлены в те места, где они находятся сейчас, с целью создать впечатление, что законодатель был известен Давиду и Соломону (см. «Древние веры, заключённые в древние времена»).

Мэнли Палмер Холл • ДВОР СКИНИИ

ДВОР СКИНИИ

Хотя ранняя религия израильтян резко критиковалась, говорящие о ней с пренебрежением забывают принять во внимание время и обстановку, естественным продуктом которых и была эта религия. Невозможно судить о какой-либо цивилизации через сравнение её с другой, отстоящей от неё на большой промежуток времени. Современный мир рассматривает многие древние ритуалы как жестокие и варварские, но этот же мир каждый день совершает вещи, которые оскорбили бы древнего человека. Ни в какое другое время мир не состоял из такого количества мыслящих людей. Только в то время были мыслители, ищущие решения проблем, которые касались не только их собственных судеб, но также и судеб других народов и времён. Эзотерическая, духовная сторона каждой религии является прекрасным человеческим и трансцендентным кодом, который мог быть понят только теми, кто поднял себя над плоскостью прозаического и условного. Многие века человек поклонялся «букве закона», не понимая, что «буква убивает, а дух возрождает».
Истинному исследователю и мистику Ветхий Завет представляется вечным источником инспирации. Для интеллектуалов это повод для бесконечных споров о датах и местах, и в этих спорах полностью упускаются тонкие истины, скрытые под грубыми аллегориями Священного Писания. Тот, кто понимает полностью Тайну Скинии, не нуждается в другой религии, потому что он немедленно встанет в ряд с провидцами всех времён. В своей повседневной жизни каждый человек не осознавая этого, является жрецом в Скинии. Потому что как жрец предназначен Господом поддерживать порядок в его доме, так и каждый человек предназначен поддерживать порядок в своём собственном маленьком мире. Природа есть Скиния, человек – это жрец, и единый Бог всех народов и всех людей обитает в каждой человеческой душе за непроницаемым занавесом «Святая Святых».

Хотя этот видный исследователь, без сомнения, имел основания для такой точки зрения, всё-таки его утверждение кажется слишком радикальным. Оно базируется на том, что Томас Инмен сомневается в историческом существовании Моисея. Сомнение это основано на этимологическом сходстве между именами Моисей и древним именем Солнца. В результате такого предположения Инмен делает вывод, что Законодатель Израиля есть просто другая форма вездесущего солярного мифа. Хотя Инмен показывает, что перестановка двух древних букв в слове Моисей даёт слово Шеммах, то есть небесный свод, он забывает учесть тот факт, что в древних мистериях инициированным часто давали имена, синонимичные Солнцу, тем самым символизируя тот факт, что искупление и возрождение солнечной энергии достигается их собственной природой. Гораздо более вероятно, что человек по имени Моисей, под которым он известен нам, был представителем тайной школы, трудившимся, как это делали многие другие эмиссары, над посвящением примитивных народов в таинства их собственных бессмертных душ.

Истинное имя Великого Старца Израиля, известное истории как Моисей, видимо, никогда не будет установлено. Слово Моисей, понимаемое в египетском эзотерическом смысле, означает человека, допущенного в Тайную Школу Мудрости, предназначенного учить невежественных изъявлениям воли богов и таинствам жизни, тем самым таинствам, которые объяснялись в храмах Исиды, Осириса и Сераписа. Существуют значительные расхождения во взглядах относительно национальности Моисея. Некоторые утверждают, что он был евреем, усыновлённым и воспитанным в египетском царском доме; другие же считают, что он был стопроцентным египтянином. Некоторые полагают, что он на самом деле является бессмертным Гермесом, поскольку оба они – основатели религиозных систем, принявших небесные письмена, начертанные рукой Бога. Много историй существует о Моисее: как он был найден в корзине в тростниках дочерью фараона, о его принятии в царский дом Египта и о его последующем восстании против египетского владычества – все это совпадает в точности с определенными ритуалами, через которые проходили кандидаты в египетских мистериях, с ритуалами странствий в поисках истины и понимания. Прослеживается и аналогия с движениями небесных тел.

Нет ничего странного в том, что эрудированный Моисей, инициированный в Египте, учил евреев философии, содержащей важные принципы египетского эзотеризма. Религия Египта во время израильского пленения была гораздо старше, чем думали сами египетские жрецы. Трудно было написать историю в те времена, и жрецы возводили существование своего народа к тем мифологическим временам, когда по земле ходили боги и собственной волей устанавливали Двойное Царство на Ниле. Египтянам даже не снилось, что их божественными прародителями были атланты, которых вулканическая деятельность заставила покинуть свои семь островов и переселиться в Египет – в то время колонию атлантов, где они установили великий философский и литературный центр цивилизации, который сильнейшим образом повлиял на религии и науки поздних народов и рас. Сегодня Египет забыт, но вещи Египта помнятся и почитаются. Египет мертв – и все же бессмертен в своей литературе, философии и архитектуре. Точно так же, как Один является основателем мистерий в Скандинавии, а Кецалькоатль – в Мексике, Моисей, трудясь среди кочевников двенадцати израилевых колен, основал среди них секретную и символическую школу, известную под названием Мистерии Скинии. Скиния, или шатер, была просто храмом, устройство которого удовлетворяло потребностям кочевого существования, которое было свойственно израильтянам. Этот храм, созданный по образцу египетских храмов, был в силу указанных причин передвижным. Все части Скинии имели символы великой философской истины. Для невежественных это было просто место для приношений и жертвоприношений, для мудрых – храм учения, посвяшенный Универсальному Духу Мудрости.

В то время как величайшие умы еврейского и христианского миров понимают, что Библия представляет собой книгу аллегорий, немногие взяли на себя труд исследовать ее символы и притчи. Когда Моисей установил свои Мистерии Скинии, он дал немногим избранным ученикам начала в виде устных поучений, которые никогда не были записаны, но устно передавались из поколения в поколение. Эти учения носили характер философских ключей, посредством которых аллегории раскрывали свое истинное значение. Эти мистические ключи содержались в священных писаниях и были названы евреями Каббалой.

ДРЕВНИЕ ТЕХ ДНЕЙ

Из книги Монфакона «Древности»

ДРЕВНИЕ ТЕХ ДНЕЙ

Именно в такой форме каббалисты изображали Иегову. Рисунок призван изобразить Демиурга греков и гностиков, называвшегося греками Зевсом, Бессмертным Смертным и евреями IHVH.

Современный мир как будто забыл о существовании тех изустных учений, которые удовлетворительно объясняют кажущиеся противоречия в книгах Священного Писания. Не вспоминается и то, что язычники считали своего двуликого бога Януса стражем и хранителем ключа к Храму Мудрости. Янус превратился в св. Петра, который часто изображается с ключами от небесных ворот. Золотые и серебряные ключи «Наместника Бога на Земле» Папы символизируют эту «секретную доктрину», которая будучи правильно понята, раскрывает сокровища христианской веры и Каббалы евреев.

Храмы египетского мистицизма (копией которых была скиния) были миниатюрными представлениями Вселенной. Солнечная система всегда считалась великим храмом инициации, в который кандидаты входят через ворота рождения и после блужданий по дорогам земного существования приближаются к покрову великой тайны – Смерти, через ворота которой они снова уходят в невидимый мир. Сократ тонко напоминал своим ученикам, что смерть была на самом деле великой инициацией, его последними словами были: Критон, я должен петуха Асклепию, не забудешь отдать ему долг? (Поскольку эта птица посвящалась богам и её жертвоприношением сопровождалась инициация новичка в мистерии, слова Сократа следует понимать в том смысле, что он готов принять эту великую инициацию).

Жизнь есть великая тайна, Мистерия, и только те, кто успешно прошел её ритуалы и испытания, правильно их поняв и сумев извлечь из них сущность полученного опыта, достигают истинного понимания. Таким образом, храмы были построены в форме мира, и их ритуалы основывались на жизни и её многочисленных проблемах. Скиния была устроена по канонам египетского мистицизма, больше того, её принадлежности носили характер, соответствовавший характеру принадлежностей древних мистерий. Ковчег Завета – это приспособленный для соответствующих условий египетский Ковчег, что видно даже из коленопреклоненных фигур на его крыше. Барельеф на храме Филэ показывает египетских жрецов, несущих Ковчег, очень напоминающий Ковчег евреев, на перекладинах, подобных тем, которые описаны в Исходе.

Следующее ниже описание Скинии и её жрецов основано на свидетельствах о конструкции и церемониях, приведённых в третьей книге «Евреи древности» Иосифа Флавия.

СТРОИТЕЛЬСТВО ШАТРА

Моисей, говоря от имени Иеговы, Бога Израиля, пригласил двух архитекторов для возведения шатра. Это были Веселиил, сын Ури, колена Иуды, и Аголиав, сын Ахизамаха, из колена Дана. Их популярность была столь велика, что выбор народа был единодушным. Когда на смертном одре Иаков благословил своих сыновей (Бытие, 49), каждому он дал символ. Символом Иуды был лев, Дана – змея или птица (возможно, орел). Лев и орел – два из четырех зверей херувима (неподвижные знаки Зодиака), и розенкрейцеровские алхимики утверждали, что таинственный камень мудрости (душа) был сделан из крови красного льва и ноги белого орла. Есть, похоже, скрытое мистическое отношение между огнём (красный лев) и водой (белый орел) в том, как они использовались в оккультной химии, и представителями тех из двух колен, чьи символы были идентичны с алхимическими элементами. Как шатер был обиталищем Бога среди людей, так и душа в теле человека есть обиталище его божественной природы, на основе которой собирается двенадцатиричное материальное установление. Этот процесс аналогичен тому, как колена Израилевы собирались вокруг священного места Иеговы. Идея, согласно которой шатер был на самом деле символом невидимой духовной истины, была за пределами понимания израильтян, что доказывается утверждением из восьмой главы «К евреям»: Которые служат образу и тени небесного, как сказано было Моисею, когда он приступал к совершению скинии. Здесь мы находим материальное, физическое место поклонения, называемое «тень», символ духовного, невидимого, но всемогущего института.

НАГРУДНИК ПЕРВОСВЯЩЕННИКА

Из книги Калмета
«Словарь Святой Библии»

НАГРУДНИК ПЕРВОСВЯЩЕННИКА

На рисунке показано, согласно Калмету, расположение камней на нагруднике и порядок племён, соотносимых с камнями. Драгоценные камни, согласно розенкрейцерам, были символами двенадцати великих качеств и добродетелей: Просвещения, Любви, Мудрости, Истины, Справедливости, Мира, Равновесия, Смирения, Веры, Силы, Радости, Победы.

Обстановка внутри скинии описана в книге Исход в двадцать пятой главе: И сказал Господь Моисею, говоря: Скажи сынам Израилевым, чтобы они сделали Мне приношения; от всякого человека, у которого будет усердие, принимайте приношение Мне. Вот приношения, которые вы должны принимать от них: золото, и серебро, и медь, и шерсть голубую, пурпуровую и червленую, и виссон, и козью, и кожи бараньи красные, и кожи синие, и дерева ситтим, елей для светильника, ароматы для елея помазания и для благовонного курения, камень оникс и камни вставные для ефода и для наперсника. И устроят они Мне святилище, и буду обитать посреди их. Все, как Я показываю тебе, и образец скинии, и образец всех сосудов ее, так и сделайте.

Двор скинии представлял собой замкнутое пространство, пятьдесят локтей в ширину и сто локтей в длину, огражденное занавесями, висящими на бронзовых столбах. На длинной стороне было двадцать столбов, на короткой – десять. Столбы были сделаны из меди, их капители – из серебра. Длинные стороны двора были обращены на север и юг, а короткие – на запад и восток. Вход был на восточной стороне, что демонстрирует примитивный обряд поклонения солнечному божеству.

Внешний двор служит главным образом для ограждения собственно шатра, который находится посредине. При входе во двор стоит жертвенник всесожжений, украшенный медными пластинами на дереве, рогами быков и баранов. Около алтаря стоит сосуд очищения, наполненный водой для омовения священников. Сосуд имеет сложную конструкцию: верхняя чаша, вероятно, с крышкой, служит источником воды для нижнего сосуда, в котором священник совершает омовения перед различными церемониями. Предполагают, что сосуд был инкрустирован металлическими зеркалами женщин двенадцати колен Израилевых.

Размеры собственно скинии таковы: Длина ее около тридцати локтей, и ширина около десяти локтей. Одна из ее боковых стен обращена на юг, а другая – на север. Задняя стена ее обращена на запад. Необходимо, чтобы высота была равна ее ширине (десять локтей) (Иосиф).

Специалисты по библейским исследованиям говорят, что внутри скиния разделена на два помещения: одно из них десяти локтей в ширину и высоту и двадцати локтей в длину и называется святилищем. В нем находятся три специальных предмета: семисвечник, стол хлебов предложения и алтарь кадильный. Другая комната десяти локтей ширины и высоты и десяти локтей длины. Она называется «Святая Святых» и содержит только один предмет – ковчег Завета. Комнаты разделены украшенной занавесью, на которой изображены цветы, но нет изображений животных или людей.

Иосиф намекает, что есть еще третье помещение, образуемое разделением святилища, по крайней мере, гипотетически, на два помещения. Еврейский историк не очень подробен в описании третьей комнаты, и большинство пишущих на эту тему, похоже, проглядели это обстоятельство или даже пренебрегли им, хотя Иосиф утверждал, что сам Моисей разделил святилище. Занавес, отделяющий Святая Святых от святилища, натянут на четырех столбах, что, возможно, связано с четырьмя элементами, в то время как семь столбов у входа в шатер указывают на семь чувств и семь гласных священного имени. Тот факт, что позднее упоминается только о пяти столбах, говорит о том, что в настоящее время человек имеет только пять чувств и пять гласных, действующих и используемых. Ранний еврейский автор произведения «Барайта» так описывает занавеси: Было десять занавесей голубого, багряного, алого цветов. Было одиннадцать занавесей из одиннадцати шкур, длина каждой из которых около тридцати локтей. Раввин Иуда говорил: «Было два покрытия: одно из бараньих шкур красного цвета – это нижнее, и верхнее – из барсучьих шкур».

Калмет придерживается того мнения, что еврейское слово, переведенное как «барсучья», означает на самом деле «темно-пурпурная», и поэтому в отрывке нет вообще никакого упоминания о животном. Скорее речь идет о плотном, непромокаемом, темном и неприметном покрытии. Во время скитаний израильтян по пустыне было принято, чтобы над шатром ночью пылал огонь, а днем расстилался дым. Облако дыма называлось евреями шехина и было символом присутствия Господа. В одной из ранних еврейских книг, отвергнутых во время составления Талмуда, было такое описание шехины: Это облако покрывало шатер паствы, и слава Божья наполняла скинию. И как раз это облако величия и славы служило израильтянам все сорок лет скитаний в пустыне. Оно – по правую руку, оно – по левую руку, оно – перед ними и оно – позади них. И над ними, и в середине, и движется, делая низкими для них высокие места и высокими низины, убивая змей и скорпионов, сжигая колючки и вереск и ведя их вперед» («Барайта», «Книга скинии»).

ОБСТАНОВКА СКИНИИ

Нет сомнения в том, что скиния, обстановка в ней и церемонии, рассмотренные с эзотерической точки зрения, аналогичны структурам, органам и функциям человеческого тела. При входе во внешний двор скинии стоит жертвенник всесожжений, пять локтей в длину и ширину и три локтя в высоту. Его верхняя часть состоит из медного гриля, на котором располагается жертвенное животное, а внизу – место для огня. Этот жертвенник означает, что кандидат, первый раз входя в священное место, должен привести ни в чем не повинного быка или барана, в соответствии с его собственной природой. Бык, будучи символом земли, представленной его огромным телом, должен быть сожжен на огне его Божества. (Жертвы животных, и в некоторых случаях людей, на алтаре язычников были результатом их невежества относительно фундаментальных принципов жертвоприношения. Они не понимали, что приношения должны идти от их собственной природы для того, чтобы жертва была принята.)

ГОЛОВНЫЕ УБОРЫ СВЯЩЕННИКОВ

Из книги «История еврейского ремесла

ГОЛОВНЫЕ УБОРЫ СВЯЩЕННИКОВ

Поверх простого белого колпака, который носил обычный священник, Первосвященник надевал ещё один – из голубого материала с золотой лентой. Спереди на ленте была надпись на еврейском языке «Святость в Господе». Эта иллюстрация показывает расположение лент на колпаке без золотой короны.

Немного западнее, на одной линии с жертвенником, находится сосуд очищения, уже описанный выше. Он показывает, что священник не только должен очистить тело, но и душу от всякой нечистоты, потому что тот, кто нечист душой и телом, не может входить в чертоги Божественного. За сосудом очищения находится собственно скиния, обращенная фасадом на восток, так что первые лучи восходящего Солнца освещают помещение. Между инкрустированными столбами можно видеть святилище, таинственное помещение, стены которого покрыты волшебными рисунками с лицами херувимов.

Против стены на южной стороне святилища стоит огромный подсвечник из чистого золота, который, как полагают, должен весить около сотни фунтов. От центрального ствола отходят шесть ветвей, каждая из которых оканчивается чашевидным углублением, куда ставится масляная лампа. Всего семь ламп, по одной в ответвлениях и одна в центральном стволе. Подсвечник украшен семидесятью двумя бутонами миндаля. Иосиф говорит о семидесяти цветах, но хотя евреями использовалось это округленное число, на самом деле бутонов было все-таки семьдесят два. Напротив Подсвечника, против северной стены, стоит стол с двенадцатью ломтями Хлеба Предложения, по шесть в двух стопках. (Калмет придерживается мнения, что хлеб был не в стопках, но разложен на столе в два ряда по шесть кусков). На этом же столе стоят два курящихся сосуда с фимиамом, которые поставлены на стопки хлеба так, чтобы дым ароматом своим был приятен Господу, донося до него душу Хлеба Предложения.

В центре комнаты, почти против занавеси, отделяющей это помещение от Святая Святых, стоит Алтарь кадильный, сделанный из дерева и покрытый золотыми пластинками. Ширина и длина его были около локтя, а высота - два локтя. Этот алтарь является символом человеческого горла, из которого восходят человеческие слова как приношение Господу, угодное Ему, потому что горло занимает в человеческой конституции положение между Святым Местом, которое представляет туловище, и Святая Святых, головой с ее содержимым.

В Святая Святых никто не может войти, кроме Первосвященника, да и то только в специально предписанные часы. Комната не содержит ничего, кроме Ковчега Завета, стоящего против западной стены, напротив входа. Во время Исхода размеры Ковчега были таковы: длина - два с половиной локтя и ширина - полтора локтя. Он сделан из дерева, покрыт золотыми пластинами и содержит священные скрижали Закона, данного Моисею на Синайской горе. Крыша Ковчега сделана в форме золотой пластины, на которой коленопреклонены два мистических создания, называемые Херувимами, обращенные друг к другу, с крыльями над головами. На благословенное место между крыльями небесных созданий Господь израильтян опускается, когда Он хочет возвестить что-либо Его Первосвященнику.

Обстановка Скинии была переносной. Каждый алтарь и все другие предметы были снабжены палками, которые продевались сквозь кольца. При помощи такого устройства предметы могут переноситься четырьмя или большим количеством носильщиков. Палки никогда не вытаскивались из колец Ковчега Завета, пока он, наконец, не обрел постоянного места в Святая Святых Вечного Дома, Храма Царя Соломона.

Нет сомнения, что в древние времена понимали, по крайней мере частично, что их Скиния была символическим сооружением. Иосиф понимал это, и хотя его критиковали весьма остро за интерпретацию символизма Скинии в духе египетского и греческого язычества, его описание секретного значения занавесей и обстановки заслуживает внимания. Он писал: Когда Моисей разделил Скинию на три части и предоставил две из них священникам как место доступное всем, он обозначил сушу и воду как всем доступные. Но третью комнату он оставил Богу, потому что небеса недоступны людям. И когда он приказал, чтобы на столе было двенадцать ломтей хлеба, он обозначил год, в котором двенадцать месяцев. Разделив подсвечник на семь частей, он тайно символизировал при этом Деканов, или семьдесят разделений планет. Что касается семи ламп, то они указывают на курсы планет. Четырехцветная занавесь соответствует четырем элементам, потому что льняные нити означают землю, так как лен растет из земли, багряный цвет означает море, потому что это цвет крови морской раковины, синий означает воздух и алый цвет указывает на огонь. Одеяние высших священников сделано из льна, означающего землю; голубой цвет означает небо в отблесках молний и в грохоте колоколов. Ефод указывает, что Бог сделал вселенную из четырех элементов; что касается вплетенного золота, оно говорит о том великолепии, которым отмечены все вещи. Священник носит также нагрудную пластинку, помещаемую посреди Ефода, что напоминает землю, потому что она находится посреди мира. И пояс священника напоминает об океане, который объемлет все, включая вселенную. Застежки из сардониксов на плечах священника обозначают Солнце или Луну. Что касается двенадцати камней, то понимаем ли мы их как двенадцать месяцев или же как двенадцать знаков того пояса, который греки называют Зодиаком, мы не ошибаемся в их значении. Цвет же митры, голубой, означает небо, а то как на ней могло быть начертано имя Бога? И еще есть корона, также из чистого золота, потому что это великолепие Господу угодно.

Символично и то, что Скиния была сооружена в семь месяцев и посвящалась Богу во время новой Луны.

Металлы, используемые при сооружении Скинии, имели символическое значение. Золото представляло духовность, и золотые пластинки на гофер-дереве были эмблемами духовной природы, которая облагораживает человеческую природу, символизируемую деревом. Мистики учат, что физическое тело человека окружено целым рядом невидимых тел различного цвета и великолепия. У большинства людей духовная природа скрыта и заключена в материальной природе, но у некоторых эта внутренняя конституция объективируется, и духовная природа выходит наружу так, что она окружает человека великим сиянием.

Серебро, используемое в капителях колонн, указывало на Луну, которая была священной для евреев в той же степени, что и для египтян. У священников были тайные ритуалы во время новой и полной Луны, периоды времени, посвященные Иегове. Серебро, по мысли древних, было золотом, чьи солнечные лучи направлены внутрь, а не наружу. Если золото символизировало духовную душу, серебро представляло очищенную и возрожденную природу человека.

Латунь, использовавшаяся для украшения внешнего алтаря, была сложным веществом, состоящим из сплава простых и драгоценных металлов. Она, таким образом, представляла конституцию среднего индивида, которая является комбинацией высших и низших элементов.

Три помещения Скинии должны были вызывать специальный интерес масонов, потому что они представляют три степени Голубой Ложи, а три порядка священников, проводивших службу в Скинии, сохранены в современном масонстве в виде Входящего Подмастерия, Сотоварища Ремесленника и Мастера Масона. Гавайские островитяне строили свой религиозный шатер весьма похожим на еврейский, за исключением того, что помещения там были одно над другим, а не рядом. Три помещения были также важными камерами Великой Пирамиды из Гиз.

ОДЕЯНИЕ СЛАВЫ

Как объяснено в цитате из Иосифа, одеяние и украшения еврейских священников имели секретное значение, и даже в наши дни тайный религиозный язык скрыт в цвете, формах, использовании специальных одежд не только среди христианских и еврейских священников, но и в языческих религиях.

Одеяние высших священников было таким же, как и низших, за исключением некоторых добавлений. На белую льняную одежду надевалось бесшовное безрукавное одеяние небесно-голубого цвета, почти достигавшее пола. Эта одежда называлась Меир. Она отделана каймой из золотых колокольчиков и гранатов. В «Екклесиасте» эти колокольчики описаны так: И он окружил себя гранатами, с многими колокольчиками, и когда он шел, звук этот мог быть слышен в храме, чтобы напоминать сынам народа своего. Меир был схвачен разноцветным, богато украшенным поясом с золотым шитьем.

ОДЕЯНИЕ СЛАВЫ

Из книги «История еврейского ремесла»

ОДЕЯНИЕ СЛАВЫ

Одежды Первосвященника Израиля часто назывались Одеянием Славы, потому что они напоминали возрождённую и одухотворённую природу человека, символизируемую ризой, которая должна быть соткана из нитей добродетели людьми до того, как они станут Священниками из Ордена Мельхизедека.

Ефод, короткое одеяние, описанное Иосифом, напоминает пиджак или жакет, его носили сверху Меира. Нити ткани, из которой шили Ефод, были многих цветов, вероятно, синего, красного, пурпурного и белого, подобно занавесям Скинии. Тонкие золотые нити вплетались в ткань, на каждом плече была пуговица из большого оникса, и на этих двух камнях выгравированы имена двенадцати сыновей Иакова, по шесть имен на каждом камне. Камни обладали, по преданию, силой оракула, и когда Верховный Священник задавал вопрос, они испускали небесное сияние. Когда светился оникс на правом плече, это означало, что на вопрос Верховного Священника Иегова отвечал утвердительно; когда светился камень на левом плече, следовал отрицательный ответ.

Спереди на ефоде было специальное место для ессен, нагрудника правоты и пророчества, который, как следует из его названия, обладал, по преданию, большой оракульской силой. Он был квадратной формы, и на нем в гнездах из золота находились двенадцать камней. Камни были большими и дорогими, и поэтому нагрудник держался на специальных подвязках и золотых цепях. Двенадцать камней, подобно ониксам на плечах ефода, имели мистическое свойство загораться божественным огнем во время предсказаний. Относительно странной силы этих сверкающих символов двенадцати колен Израилевых Иосиф пишет: И все же я упомяну еще более удивительную вещь: через эти камни, двенадцати в числе, находящихся на нагруднике, Бог является и предсказывает победу в битве. Великолепное сияние исходит от них перед тем, как армия выходит в поход, и люди благодарят Бога за помощь. Когда подошло время греков, почитавших наши законы, и поскольку они ничего не могли сказать против этого, они назвали нагрудник оракулом.

Писатель затем добавляет, что камни перестали испускать свет за две сотни лет до того, как он начал писать свою историю, потому что евреи нарушили законы Иеговы, и Бог Израиля больше не был доволен Своим избранным народом.

Евреи научились астрономии у египтян, и не так уж смело предположение о том, что двенадцать камней нагрудника были символами двенадцати созвездий Зодиака. Эти двенадцать небесных иерархий рассматривались как камни, украшавшие нагрудник Вселенского Человека, или Макропрософуса, о котором говорится в Зогаре как о Древнем Человеке. Число двенадцать часто появляется у древних народов; почти у каждого народа есть пантеон из двенадцати полубогов и богинь, над которыми стоит Непобедимый, который, в свою очередь, подчиняется Непостижимому Всеобщему Отцу. Такое использование числа двенадцать особенно заметно у еврейских и христианских писателей. Двенадцать пророков, двенадцать патриархов, двенадцать колен и двенадцать апостолов – каждая группа имеет определенное оккультное значение, потому что каждая из них указывает на Божественную Двенадцатиричность, или двенадцатикратное Божество, чья эманация проявляется в осязаемой Вселенной через двенадцать индивидуализированных каналов. Тайная доктрина также учила священников тому, что камни представляют центры жизни в рамках их конституций, которые действуют согласно эзотерическим указаниям храма и которые имеют способность поглощать и излучать свет Божества. (Цветок индийского лотоса имеет такое же значение.) Раввины учили, что каждая льняная нить в занавесях скинии состоит из двадцати четырех отдельных нитей, напоминающих о приобретенном опыте за двадцать четыре часа суток (символизировано у масонов в правиле двадцати четырех дюймов). Основная нить используется для того, чтобы соткать торжественные одежды.

УРИМ И ТУММИМ

Обратная сторона нагрудника имеет карман, в котором содержатся таинственные объекты – урим и туммим. Кроме того, что они использовались в предсказаниях, о них мало что известно. Некоторые писатели предполагают, что это были небольшие камни (напоминающие фетиши, почитаемые первобытными народами), принесенные израильтянами из Египта, поскольку, согласно вере, они обладали предсказательной силой. Другие полагали, что урим и туммим имели форму игральных костей, которые бросали при предсказании. Некоторые вообще утверждают, что это были просто священные имена, написанные на золотых пластинках, которые носили в качестве талисманов. Согласно некоторым, урим и туммим означали «свет и совершенство» или «свет и истину»; в этом случае имеется поразительная аналогия с двумя фигурами Ре (Ра) и Теми на нагрудниках у египтян (см. «Веры мира» Гарднера).

КОВЧЕГ С ХЕРУВИМАМИ

Из книги Калмета «Словарь Святой Библии»

КОВЧЕГ С ХЕРУВИМАМИ

Иосиф говорит нам, что херувимы были летающими созданиями, но столь отличались внешностью от всех земных существ, что описать их совершенно невозможно. Моисей, согласно легендам, видел их коленопреклонёнными перед Господним престолом, когда он предстал перед Иеговой. Вероятно, что внешностью они напоминали знаменитых Херувимов Иезекииля.

Не менее примечательным в одеянии первосвященника был его головной убор. Поверх простой белой шапки обычного священника надевалась корона из золота на голубой материи, состоящая из трех колец, одно над другим, подобно колпаку персидского мага. Корона символизировала, что первосвященник правит не только мирами, которые существовали по представлениям древних (небо, земля и ад), но и тройной природой человека и Вселенной – духовным, интеллектуальным и материальным мирами. Эти три мира символизировались тремя помещениями скинии.

Головной убор был украшен небольшой шишечкой из золота, сделанной в форме цветка. Это означает восприимчивую природу священника, а также то, что он имеет сосуд в собственной душе, которая, подобно чаше, способна собирать вечные воды жизни, льющиеся с небес. Цветок над короной имеет эзотерическое значение в символике тамплиеров. Древние верили, что духовная природа ускользает из тела через корону на голове, следовательно, цветоподобная чаша символизировала также духовное сознание. На короне была надпись на еврейском языке «Святость в Господе».

Хотя одеяния и украшения вызывали уважение израильтян к священникам, особенно к первосвященнику, этот парадный мундир ничего не значил для Иеговы. Следовательно, перед входом в Святая Святых первосвященник снимал свои земные одежды и представал перед Господом Богом Израиля неодетым. Здесь он мог быть облачен только в свои собственные добродетели, и украшениями ему могли быть духовные качества.

Есть легенда, по которой того, кто входил в Святая Святых нечистым, поражал божественный огонь. Если бы первосвященник имел хотя бы одну себялюбивую мысль, он был бы поражен насмерть. Поскольку ни один человек не знает, когда неподходящая мысль возникнет у него в голове, были сделаны предосторожности на тот случай, если верховный священник будет поражен в присутствии Иеговы. Другие священники не могли входить в священное место, и, следовательно, когда первосвященник был там, к его ноге привязывалась цепочка, за которую тело можно было вытянуть из-за занавеса, если тот падет.